Чайка (балет)

Родион Щедрин

Либретто  В. Левенталя и Р. Щедрина. Балетмейстер М. Плисецкая. Первое представление: Москва, Большой театр, 27 мая 1980 г.

Действие первое

Аллеи парка в имении Сорина. Озеро. Вечер. Вдали летит чайка. Одинокий вяз. Около него Константин Гаврилович Треплев. Появляются другие обитатели усадьбы — Сорин, Маша, доктор Дорн, учитель Медведенко, Шамраев, Поли-на Андреевна, работник Яков, повар, горничная. «Что может быть скучнее этой вот милой деревенской скуки... Никто ничего не делает, все философствуют...» Входит Нина Заречная. Треплев радостно встречает ее, целует руки: «Я люблю вас... Волшебница, мечта моя...» Нина взволнована: «...Меня тянет сюда к озеру, как чайку... Мое сердце полно вами». Нина и Треплев уходят. Маша, преданно и безнадежно влюбленная в Трепле- ва, видела их объяснение. «Я страдаю. Никто, никто не знает моих страданий! Я люблю Константина...» Медведенко страдает от равнодушия Маши. Полина Андреевна — от холодности Дорна. «Как все нервны! И сколько любви... О, колдовское озеро...» Появляются Аркадина и Тригорин. Они пришли по-смотреть любительский спектакль — в пьесе Треплева вы-ступит Нина Заречная. Все рассаживаются на скамьи возле подмостков деревянной сцены. Медленно поднимается занавес. Начинается пьеса

Интерлюдия Анонс премьеры комедии А. П. Чехова «Чайка» в Александринском театре в Петербурге в бенефис г-жи Е. И. Левкеевой. Предпремьерная суета, публика спешит на представ-ление.

Афиша гласит:

Заречная — В. Комиссаржевская
Треплев — Р. Аполлонский
Тригорин — Н. Сазонов
Аркадина — А. Дюжикова
Маша — М. Читау
Сорин — В. Давыдов
Шамраев — К. Варламов
Медведенко — В. Панчин
1-й Режиссер — Е. Карпов

Возвращение к декорации домашнего спектакля. Пье-са Треплева провалилась — «Пьеса кончена! Довольно! Занавес!» Зрители расходятся. Аркадина знакомит Заречную с Тригориным. Тригорин с интересом рассматривает Нину, которая глядит на него с восторгом и благоговением. «Отчего в этом призыве чистой души послышалась мне печаль и мое сердце так болезненно сжалось?..» Нина быстро уходит. Тригорин пристально смотрит ей вслед. Маша стремится утешить Треплева. Он раздражен: «...Оставьте меня в покое! Оставьте! Не ходите за мной!» Треплев остается один. Взрыв отчаяния и самоуничи-жения. «...Я несчастлив... Пьеса не понравилась, вы прези-раете мое вдохновение, уже считаете меня заурядным, ни-чтожным, каких много...» Яркий солнечный полдень. Площадка для игры в кро-кет. Аркадина, Тригорин, Заречная, Маша, Дорн играют в крокет. Яков созывает всех к обеду. Нина остается одна со сво-ими мечтами о любви, славе, о театральном поприще. «За такое счастье, как быть писательницей или артисткой, я перенесла бы нелюбовь близких, нужду, разочарование, я жила бы под крышей и ела бы только ржаной хлеб, стра-дала бы от недовольства собою, от сознания своих несовер-шенств, но зато бы уж я потребовала славы... настоящей, шумной славы... Голова кружится... Уф!» Входит Треплев с убитой чайкой: «Я имел подлость убить сегодня эту чайку. Кладу у ваших ног...» Нина ласкает ее. «...Скоро таким же образом я убью самого себя!» Воз-вращается Тригорин, за ним Аркадина, Маша. Постепенно все «вверчиваются в водоворот» тревоги и беспокойства — «все любят, но все нелюбимы». Интерлюдия Провал пьесы А. П. Чехова «Чайка» в Александрин- ском театре в Петербурге 17 октября 1896 года. Публика освистывает пьесу. Аркадина и Тригорин уезжают из имения Сорина. Прислуга носит чемоданы. Возвращается Тригорин и стал-кивается с Заречной. Нина дарит Тригорину медальон: «Мы расстаемся... Я прошу вас принять от меня на память вот этот маленький медальон... Если тебе когда-нибудь понадобится моя жизнь, то приди и возьми ее...» Тригорин взволнован признанием Нины. «Остановитесь в \"Славянском базаре\"... Дайте мне знать... Молчановка, дом Грохольского... Вы так прекрасны... О, какое счастье думать, что мы скоро увидимся!» Нина склоняется к нему на грудь. Их видит Треплев.

Действие второе

Прошло два года... Озеро. Осенний дождливый вечер. Вдали летит ране-ная чайка... У старых полуразрушенных подмостков сцены в саду — Константин Гаврилович Треплев. Появляются другие обитатели усадьбы — Маша, Шамраев, Полина Андреевна, Яков, повар, горничная; Дорн и Медведенко катят в кресле укутанного в плед Сорина. Входят Аркадина и Тригорин, приехавшие навестить больного Сорина. Полина Андреевна зажигает свечи. Опускается лампа. Начинается игра в лото. «Когда наступают длинные осенние вечера, здесь играют в лото... Игра скучная, но если привыкнуть к ней, то ничего».

Интерлюдия Уничтожающая критика пьесы А. П. Чехова «Чайка». Осуждение пьесы на страницах петербургских газет, в светских разговорах, в гостиных. Газетные рецензии — «Биржевые ведомости»: «Это так сумбурно и дико»; «Петербургская газета»: «Декадентская усталость»; «Петербургский листок»: «Нелепица в лицах»; «Новое время»: «Веяло скукой, фальшью. В пьесе мало действия». Треплев один в своем кабинете. За окном дождь, бу-шует ветер. Треплев полон предчувствия встречи с Ниной Заречной. В его воображении возникает вереница образов- воспоминаний: то парящая чайка, то первая встреча с Ни-ной, то провал его пьесы в домашнем театре, то встреча Нины с Тригориным... Стук в окно. Появляется Заречная — поникшая, без-жизненная, потухшая. «Нина! Нина! Это вы... вы... Я точно предчувствовал, весь день душа моя томилась ужасно». Нина сдержанно рыдает, положив голову на грудь Треплеву: «Дайте я посмотрю на вас. Вы — писатель, я — актриса... Попали и мы с вами в круговорот...» Треплев горячо и страстно объясняется в любви Заречной: «Разлюбить вас я не в силах, Нина... Я зову вас, целую землю, по которой вы ходили...» Но Нина безответна и холодна. «Я — чайка... Помните, вы подстрелили чайку? Случайно пришел человек, увидел и от нечего делать погубил... Сюжет для небольшого рассказа... Я люблю... Тригорина. Я люблю его даже сильнее, чем прежде... Люблю, люблю страстно, до отчаяния люблю...» Нина порывисто обнимает Треплева и уходит. Треп-лев остается один. Вновь появляется сцена игры в лото... Выстрел. Треплев медленно падает... Печально качается тусклый одинокий фонарь... Вда-ли летит чайка — символ вечного тревожного полета, по-рыва вдаль, творческой неуспокоенности, движения, веры в будущее. Звучит постлюдия.

;

Дополнительная информация