Фауст (балет)

Шандор Каллош

Либретто Н. Боярчикова, В. Ивченко и Ю. Василькова.Балетмейстер Н. Боярчиков. Первое представление: Санкт-Петербург, Театр оперы и балета, 1999 г.

 

 

Пролог

Живейшие и лучшие мечты
В нас гибнут средь житейской суеты.
В лучах воображаемого блеска
Мы часто мыслью воспаряем вширь
И падаем от тяжести привеска,
От груза наших добровольных гирь.

Существующая от века сила вещей движет людей по замкнутому пространству. Участники этого бесконечного хоровода снова и снова враждуют и мирятся, любят и не-навидят.

Часть первая

1. Келья доктора Фауста.

Соблазн расчета с жизнью.
О эта высь, о это просветленье!
Достоин ли ты, червь, так вознестись?
Спиною к солнцу стань без сожаленья,
С земным существованьем распростись.

Только один человек постиг суть безостановочного общего движения, захватывающего и ужасного,— это Фауст. Дальнейший путь не имеет для него смысла, он принял ре-шение покинуть круг, уйти в смерть.

2. Воскресенье. Пасха.

Я возвращен земле. Благодаренье
За это вам, святые песнопенья!

Мощные звуки органов и ангельский хор раскрывают Фаусту глаза на красоту разноцветного и радостного мира — мира Божьей славы. По-новому видятся теперь Фаусту люди: пусть простые и грубоватые, они открыты душой и сердцем.

3., Келья доктора Фауста. Черный Пудель. Контракт. Полет.

Он будет пить, и вдоволь не напьется,
Он будет есть, и он не станет сыт,
И если бы он не был черту сбыт,
Он все равно пропал и не спасется.

Все преображается: странное существо появляется среди праздника и приближается к Фаусту — это Мефистофель, принявший облик Черного Пуделя. Он предлагает доктору возможность познать неведомое и чудесное, но, по условию договора, как только Фауст пожелает остановить прекрасное мгновенье, его душа перейдет в распоряжение Мефистофеля. Знаком их договора будет кровь. Фауст соглашается, и вот они вдвоем уже летят над миром средь облаков и звезд.

4. Кабачок. Фауст и студенты. Полет продолжается.

От дурмана с беленой
Под туманной пеленой
Здесь вы и в стране иной.

Высокий полет прерван. Фауст и Мефистофель в кабаке, где пьянствуют и гуляют напропалую веселые студенты. Быть может, вино позволит узреть истину и обрести счастье? Нет, это не для Фауста.

5. Видение красоты. Полет. Кухня ведьм. Любовный напиток.

Кто этот облик неземной
Волшебным зеркалом наводит?
Любовь, слетай туда со мной,
Откуда этот блеск исходит.

Возникает образ чистой и прекрасной Маргариты; она окружена ангелами, рядом — верный рыцарь. Но Фауст не готов любить, и Мефистофель мчит его к ведьме, на кухне которой готовится волшебный напиток,— он должен разжечь сердце Фауста.

6. Падший Ангел. Маргарита и Фауст.

Я эту ненаглядную красу
В своих объятьях нынче унесу.

Ангелы охраняют чистоту и невинность Маргариты, Мефистофель тщетно пытается проникнуть в их круг. Наконец, воспользовавшись слабостью Падшего Ангела, он достигает цели. Фауст и Маргарита вместе. Мефистофель же развлекается с Мартой, в которую обращен Падший Ангел.

7. Поединок. Гибель Валентина. Маргарита проклята.

Ты мне сама из-за угла
Удар бесчестьем нанесла.
Я честь солдатскую свою
И душу Богу отдаю.

Маргарита опозорена, белый рыцарь — верный Валентин — намерен смыть оскорбление кровью. Он гибнет от руки Фауста, направляемой Мефистофелем. Народ видит в Маргарите ведьму, она предана проклятью.

8. Вальпургиева ночь. Безумие Маргариты.

И все ближе, ближе вой,
Улюлюканье и пенье
Страшного столпотворенья,
Мчащегося в отдаленье
На свой шабаш годовой.

Ведьмы собираются на свой шабаш Вальпургиевой ночи. Фауст видит их таинственно-зловещие хороводы. Среди ведьм — несчастная Маргарита, которая лишается разума и самой жизни. Этот мир не знает жалости.

9. Душа Маргариты спасена.

Вы, ангелы, вокруг меня, забытой,
Святой стеной мне станьте на защиту.

Кающаяся Маргарита прощена небесным милосердием, и ангелы вновь окружают ее охранительным кольцом. Белый рыцарь Валентин уводит Маргариту с бренной земли. Любовь к ней Фауста не стала для него остановленным мгновением, путь его будет продолжен. Черный Пудель ждет.

Часть вторая

1. Сон.

Паря над спящим чередой воздушной,
Уймите, как всегда великодушно,
Его души страдающей разлад.

Фауст спит. Мефистофель стережет его. Ангелы пытаются приблизиться к спящему, чтобы снять бремя с его души, но Мефистофель сокрушает их усилия. Падший Ангел, ставший Мартой, тщетно стремится вернуться в ангельский круг и проклинает Мефистофеля за свою отторженность. Мефистофель превращает Марту в шута.

2. Дворец императора. Смерть шута. Елена.

В забавах время проведем
Пред наступающим постом
И кутерьмою беспечальной
Наполним праздник карнавальный.

В сомнамбулически-странном мире императорского дворца забавляются новой игрушкой — шутом. Никого не беспокоит, что игрушка живая, что у нее есть сердце, которое может разорваться. Шут умирает, и император опечален — игрушка сломалась. Но оказавшийся тут Мефистофель мигом утешает императора: он утирает ему слезы, изображает улыбку и предстает новым шутом. Веселье нарастает. Шут-Мефистофель рекомендует императору Фауста как мага, способного вызвать любые видения прошлого. Силой, данной ему Мефистофелем, Фауст творит чудо: являются мифические фигуры — красавец Парис и Елена Прекрасная, удивительно напоминающая Маргариту. Фауст порывается занять место Париса возле Елены, хотя Мефистофель тому препятствует — сближение живого человека с фантомным существом чревато катастрофой.

3. Келья доктора Фауста. Гомункул.

Лежи, несчастный, в забытьи.
Кого ошеломит Елена,
Отдаст ей помыслы свои
И уж не вырвется из плена.

Фауст вновь в своей келье, он без сознания; Мефистофель пытается привести его в чувство. Тут может пригодиться мертвый шут. Мефистофель изготавливает из него искусственное человекоподобное существо, Гомункула. Го-мункул напоминает Фауста ясностью взгляда и стремлением к красоте. Горящее огоньком искусственное сердце Гомункула поднимает Фауста и ведет его за собой.

4. Классическая Вальпургиева ночь.

Здесь Греция, и я в ее краю!
Я эту почву ощутил мгновенно
Сквозь тяжкий сон, мне сковывавший члены,
И, встав с земли, я как Антей стою.
Пусть ждут там чудища и исполины,
Пойду на розыски к кострам долины.

Темные силы стихии в своем хаотичном движении рождают гармонический мир и его высшее воплощение — образ Елены. Фауста приводит к Елене огонек Гомункула. Сам же Гомункул, способный почувствовать красоту, лишен возможности любить; он исчезает в вихрях стихии.

5. Фауст и Елена.

Позволь тебе присягу принести
И руку дай поцеловать,
которой Меня ты подымаешь до себя.

Елена предстает перед Фаустом во плоти. Фауст любуется ею, он может теперь к ней прикоснуться. Она напоминает ему Маргариту. Мефистофель с Фаустом похищают Елену, за ними в погоню бросается Парис.

6. Война.

На небе рдеет полоса.
Оружие от крови ало,
В бой втянуты леса и скалы,
И в битву рвутся небеса.

Император собирает войска, чтобы выступить на стороне Париса. Мефистофель рад начинающейся войне — это для него веселая игра, в которой жизнь смертных ничего не стоит.

7. Конец Париса. Раскаяние Фауста.

Возьми строптивый самый норов.
Но нет свирепей ничего
Междоусобных старых споров:
Здесь безрассудства торжество.

Парис погибает в сражении. Фауст переживает войну как трагедию. Он не может простить себе пролитой им крови, поруганной чести, принесенных им страданий. Стремление к красоте обернулось смертью.

8. Ослепления и прозрения Фауста.

Вокруг меня сгустились ночи тени,
Но свет внутри меня ведь не погас.
Бессонна мысль и жаждет исполненья,
И жив распорядителя приказ

. Ангелы утешают Фауста, утирают ему слезы небесным покрывалом. Ему вдруг открывается гармония внутреннего мира. Маргарита и Елена сливаются для него в единый образ всепрощающей любви, и он готов уже воскликнуть: «Остановись, мгновенье, ты прекрасно!»

9. Гармония.

Руки протянем,
Станем кольцом,
Господу грянем
Громкий псалом!

Любовь к Богу и к людям лишает силы дьявольское условие, стирает кровь договора. Мефистофель снова обра-щается в Черного Пуделя, и Падший Ангел уводит его в небытие.

Эпилог

И молния сбегает змеем,
И дали застилает дым.
Но мы, Господь, благоговеем
Пред дивным промыслом твоим.

Фауст включен в бесконечно движущийся хоровод человечества. Люди рождаются, умирают, любят, враждуют, отчаиваются, веруют, и во всем этом есть общий и высший смысл.

 

Дополнительная информация