Норма (опера)

Винченцо Беллини

 

Лирическая трагедия в двух действиях (пятикартинах) Либретто Ф. Романи. Впервые опера была исполнена 26 декабря 1831 г. в Милане.

 

Действие первое.

Картина первая. Священная роща друидов в завоеванной Римом Галлии. Темная ночь. Между деревьев, то вспыхивая, то исчезая, блуждают огни. Они при-ближаются, и вот под торжественные звуки марша движет¬ся шествие: впереди колонна воинов, за ней—в белых одеждах и мантиях — друиды.
Свет факелов озаряет стены храма и священный Ир- минсул — выдолбленное из целого дуба грубое подобие ста-туи бога Ирмина. У подножия идола — жертвенник.
Верховный жрец Оровез молит богов вдохновить про-рицательницу друидов Норму и ее устами возвестить миру долгожданную и благословенную волю бессмертных, призы¬вающую галлов к мщению, к победоносной войне против ненавистных римлян.
Скоро взойдет луна и наступит час свершения велико-го обряда — жатвы омелы. Обращаясь к собравшимся, Оровез повелевает всем удалиться и возвратиться назад, лишь заслышав призывный звон священного щита.
Роща опустела... Крадучись меж стволов и озираясь, появляются римский проконсул Поллион и его друг Флавий. Они проникли в запретное для чужеземцев святилище и те¬перь каждое мгновение рискуют жизнью... Пользуясь уеди¬нением, Поллион признается другу, что разлюбил дочь гла¬вы друидов, могущественную жрицу Норму, которая ради него преступила законы своей веры и, нарушив обет цело¬мудрия, подарила ему двоих сыновей. Мысль о мщении Нор¬мы ни днем, ни ночью не покидает его, но новая страсть к юной Адальжизе, приведшая его сюда, так безумна, что ради нее он готов на все...
Заливая серебристым светом рощу и окрестные холмы, покрытые лесами, в небе восходит луна; зловещим эхом от¬кликается вдали призывный звон... Римляне поспешно скры¬ваются.
Со всех сторон на поляну стекаются друиды. Окружен¬ная жрицами, появляется Норма. В венце из вербены, с золо¬тым серпом в руках, величественная и прекрасная, торже¬ственно поднимается она на жертвенный камень и застывает в неподвижности. Полным блеском сияет луна, струя свой свет на вдохновенное лицо вещей жрицы.
То верою в счастье с любимым и страстным стремлени¬ем спасти его, отстояв мир, то угрозой ревности к охладевше¬му возлюбленному звучат пророчества.» Но надеясда, вечно живущая в сердце человеческом, побеждает: именем богов повелевает всесильная Норма хранить мир. В знак исполне¬ния воли богов золотым серпом срезает она ветви омелы.
Обряд окончен. В опустевшей роще у подножия Ирмин- сула в скорбном порыве склонилась одинокая фигура жен¬щины. Это Адальжиза. Она просит богов спасти ее от преступ¬ной любви к римлянину, уберечь от страсти, с которой сама уже не в силах бороться. Возвратившийся Поллион застает молящуюся девушку в слезах. Обольстительно и нежно го¬ворит он ей о своей любви, о том, как счастливы будут они в Риме, куда его срочно отзывают. Покоренная страстной на¬стойчивостью и мольбами любимого, Адальжиза соглашает¬ся на побег.

Картина вторая. Как затравленная львица мечется Норма в своих покоях. Горе, страшное, беспощадное горе об¬рушилось на нее: Рим срочно призывает своего проконсула на родину, и Поллион спешит тайно покинуть Галлию, бро¬сая возлюбленную и детей на произвол судьбы.
Гнев, страсть, отчаяние — вихрь чувств, сметая одним другое, превращает всемогущую жрицу в мучительно стра¬дающую женщину. В отчаянии бросается она к детям и тут же, трепеща от ужаса, отталкивает их: даже малютки стали теперь для нее источником боли!» Верная Клотильда, по просьбе матери, уводит детей.
В распахнувшихся настежь дверях появляется Адальжиза. Она в смятении. Не смея приблизиться, девуш-ка в нерешительности останавливается. По искаженному страданием лицу и трепету рук вошедшей Норма убежда-ется, что это юное существо пришло к ней искать защиты и утешения.
На коленях перед старшей жрицей Адальжиза кает¬ся в смертном грехе, в страшном преступлении: она полю-била... полюбила врага, римлянина... Одному Богу известно, как боролась она с этим чувством, но силы ее иссякли.» Окол¬дованная страстью, она согласилась бежать с ним, навсегда покинув храм и родину!..
Чувство и терзания девушки близки и понятны Норме: не так ли и она, преступив клятву, изменила всему святому ради любви к чужеземцу?!
Забывая о собственных страданиях, она готова помочь чужой любви, готова простить кающуюся и даже разрешить ее от обета безбрачия», но кто он? Входит Поллион, и с наив¬ной гордостью Адальжиза указывает на него».
Словно молнии Метнул в проконсула грозный взгляд Нормы: прочь, презренный! Предатель, бросивший своих детей, не достоин ничего, кроме проклятья!
С ужасом узнаёт Адальжиза страшную тайну. Нет, луч¬ше смерть, лучше вечные мучения, но никогда не отнимет она у детей их отца! Никогда не станет даже невольной причи¬ной страданий благородной Нормы!
Звон священного щита призывает жрицу в храм.

Действие второе.

Картина первая. В покоях матери, на ложе, покрытом медвежьей шкурой, спят дети. Бес-шумно со светильником в руке появляется Норма. Бледная, измученная недобрыми думами, склонилась она над спящими. Мысль о детях не дает ей покоя: здесь им угрожает казнь, в Риме — рабство Рабы у мачехи—что может быть ужасней? ! В отчаянии Норма решается лишить их жизни Выхва¬тив кинжал, безжалостно заносит она его над спящими сы¬новьями... но силы изменяют ей, и, вскрикнув, она в ужасе отступает.
Проснулись испуганные малыши. Судорожно сжимая их в объятиях, Норма рыдает.
Великое чувство материнской любви одерживает верх над оскорбленным самолюбием женщины. Призвав Адаль- жизу, Норма благословляет ее на брак с Поллионом и пору¬чает ей своих детей: отныне Адальжиза должна заменить им мать... Не богатства, не знатности, а лишь любви и свободы просит Норма для своих сыновей...
Холодом смерти повеяло на девушку от полных отре- ченности слов Нормы... Не смея принять страшной жертвы, Адальжиза клянется возвратить Норме любовь Поллиона и детям — отца.
Решительно направляется она в стан римлян, надеясь мольбами смягчить сердце Поллиона и, пробудив в нем чув¬ство долга и угрызения совести, вновь воскресить его любовь к Норме.

Картина вторая. Пустынное место, окруженное про-пастями и пещерами. Вдали холодным блеском отливает озеро. Каменный мост, повисший над ним, чуть виден во мгле.
Здесь, близ стана римлян, притаились галльские вои-ны. Они ждут лишь сигнала, чтобы напасть на проконсула Поллиона.
Появляется Оровез. Он принес недобрые вести: именем богов Норма отказалась благословить заговор... все должны ра¬зойтись, скрыв хотя бы на время свои чувства и жажду мести.

Картина третья. Храм друидов в священной роще. На фоне серых каменных глыб, из которых сложены его стены, беспомощной и одинокой выглядит хрупкая фигурка жен¬щины, поникшая в мучительном ожидании. Это Норма. В надежде и отчаянии, томительно долго ждет она возвращения Адальжизы.
Вошедшая Клотильда говорит Норме, что девушка уже вернулась, но увы!., мольбы ее не тронули сердца Поллиона». Наоборот, прекрасная в своей скорби Адальжиза показалась ему еще желанней, и он поклялся похитить её, хотя бы из самого храма!
Гнев словно воскресил Норму. Суровая й грозная жри¬ца, трижды ударяет она священным мечом в бронзовый щит, призывая к мщению. Со всех сторон сбегаются к ней воины и друиды. С высоты жертвенника Норма призывает их к битве — Риму объявлена война!
Воодушевленные долгожданной вестью, отважные барды запевают песню, ликующий хор воинов подхватывает ее.
Издали доносятся шум борьбы и крики. Вбежавшая Клотильда в ужасе: священный храм поруган. Латинский воин ворвался туда и пытался похитить Адальжизу! Его схватили... Влекут сюда... Вот он!
Вооруженная стража вводит связанного проконсула. Осквернителю храма, по законам друидов, полагается смерть.
Упиваясь сладостью мести, Норма торжествует. Откинув с лица покрывало, неожиданно является она перед взором Поллиона и требует принести пленника в жертву богам, «Вот жертва наша! Я убью его!» — восклицает она. Сверк¬нул клинок... в восторге замерла кровожадная толпа.» Но ско¬ванная страхом и жалостью Норма не в силах вонзить кин¬жал- Она приказывает оставить их вдвоем — так надо!
Наедине с Поллионом, вновь охваченная страстью, Норма сулит ему жизнь и свободу взамен любви... Презрительное молчание хранит он в ответ. Доведенная до исступления женщина грозит лишить жизни детей, послать на костер Адальжизу!..
Стоически непоколебим гордый римлянин: мужественно и непреклонно готов он принять смерть...
Вновь созвав народ, Норма повелевает развести костер». Решение принято: в жертву богам на него взойдет истинная виновница всех бед!
Ропот недоумения всколыхнул толпу: кто она?
Никакие чувства не властны уже в этот грозный час над вновь окрепшей душой: «Это —Норма!» — с истинным ве¬личием провозглашает жрица.
Все ярче разгорается кроваво-красное пламя костра. Во всеуслышание каясь, пред искуплением смертью, в преступ¬лении и позоре, Норма поручает Оровезу своих сыновей; не¬винные, они не должны страдать за грех матери».
Яростно бушует огонь... с головы до ног закутанная в черное покрывало Норма торжественно всходит на костер.
Вновь вспыхивает страсть в гордом сердце римлянина; потрясенный благородством и силой души Нормы, Поллион следует за ней... В жизни и смерти, в любви и страдании на¬всегда соединяет их всепоглощающее пламя.

Дополнительная информация