Зигфрид (опера)

Рихард Вагнер
Из цикла "Кольцо нибелунга"

 

 

Действие первое.

Лишь недавно в борьбе за роко­вое наследие Рейна, сотрясая вселенную, враждовали меж­ду собой боги, великаны, нибелунги. Власть золота, покорив мир, воцарилась в нем, творя зло и насилие» Однако теперь, после пережитых бурь и тревог, в природе наступило зати­шье, и все точно замерло в предчувствии новых великих со­бытий...
В каменной пещере, Затерянной средь дремучего леса, Миме кует для юного Зигфрида меч. Карлик не в духе: сколь­ко прекрасных клинков создал он за последнее время, но не­угомонный мальчишка шутя вдребезги разбивает лучшие из них» Только Нотунг Вельзунга был бы, пожалуй, юноше впо­ру, но даже Миме, первый на свете кузнец, не знает, как спла­вить его из осколков...
Задумавшись, нибелунг обращается к своей затаенной мечте: сумей он вновь выковать Нотунг — и богатырская сила бесстрашного Зигфрида смогла бы добыть для него власть над миром...
Одетый в звериные шкуры, верхом на медведе, в пе­щеру врывается Зигфрид. Светел и отважен юный герой: не ведая прошлого, не думая о будущем, он счастлив насто­ящим, и его необузданная сила ищет выхода. Весело хохо­чет он над насмерть перепуганным нибелунгом и, только за­видя новое оружие, расстается со своим косматым другом. Радостно бросается юноша к долгожданному дару, но миг... и осколки меча разлетаются в стороны... Раздосадованный Зигфрид гневно бранит нерадивого гнома. Обиженный не­благодарностью, Миме жалостливо перечисляет благодея­ния, оказанные им «сыну», но обычно доверчивый Зигфрид на сей раз не верит, что ненавистный карла — его отец. Вы­веденный из терпения юноша угрозами заставляет трусли­вого гнома открыть ему правду. Нехотя рассказывает Миме, как однажды в лесу нашел он женщину по имени Зиглинда- Подарив сыну жизнь, она умирала... Но перед смертью мать поручила ему свое дитя и вместе с ним отдала на хранение обломки меча, принадлежавшего ее мужу... Кто был отцом младенца, Миме не знает, но осколки меча до сих пор бере­жет у себя—
Пораженный услышанным Зигфрид нетерпеливо тре­бует, чтобы нибелунг тотчас перековал для него Нотунг, сам же, охваченный чувством желанной свободы и независимо­сти, убегает в лес, чтобы на воле поразмыслить над будущим...
Оставщись один, Миме впадает в отчаяние: он-то знает, что ему не под силу задание, но с Зигфридом шутки плохи... В это время в пещере появляется Странник Он в длинном тем­ном плаще, на голове его широкополая шляпа, низко надвину­тая на глаза, в руках вместо посоха — копье. Путник просит не отказать ему в приюте, обещая за это дать полезный совет. Миме в сердцах гонит прочь незваного гостч. Однако старец не сдается и предлагает пари: ставкою будет голова одного из них, а выиграет заклад тот, кто верно ответит на три вопроса- Недальновидный карлик соглашается и первым задает свои праздные вопросы. Путник отвечает на них без труда, и это немудрено: ему ли не знать, кто живет в недрах земли, среди гор и на небе — ведь под видом Странника скрывается сам Вотан... Только теперь гном узнаёт его и, дрожа от страха, пы­тается увильнуть от ответов... Но бог требует выполнения до­говора, и испуганный карла, кое-что слышавший о роде Вель- зунгов и предназначении Нотунга, отвечает на два вопроса, зато на третий — кто вновь сумеет сковать этот меч? — он не знает, что и сказать... «Тот, кто страха не знает!» — отвечает сам Вотан. Ему же, бесстрашному, дарит бог проспоренную голову «мудрого» Миме. Смеясь над ошеломленным нибелун- гом, пришелец исчезает так же внезапно, как и появился.
Из леса в пещеру входит Зигфрид и останавливается в недоумении: он пришел за мечом, но ни Нотунга, ни гнома нигде не видно...
Однако изумление его сменяется безудержным смехом, когда он замечает выползающего из-под наковальни Миме. В панике гном забился туда, спасаясь от чудовищного змея, который почудился ему со страха...
Узнав, что Нотунг до сих пор не готов и Миме бессилен его сковать, юноша, чьи мысли заняты странствиями, а серд­це — жаждой подвигов, сам принимается за дело. Превра­тив в опилки стальные обломки меча, он отливает могучий клинок. Яростно бушует в горне огонь, дробно стучат удары тяжелого молота, радостно звучит песня увлеченного рабо­той Зигфрида...
Между тем Миме со все нарастающим беспокойством наблюдает за юношей. «Так вот он, бесстрашный герой, ко­торому Вотан подарил мою голову!» — догадывается нибе- лунг, и коварные мысли зарождаются в его темной душе. Он решается отравить героя, лишь тот добудет ему желанный талисман — кольцо. Не теряя времени, гнусный карлик ва­рит ядовитое зелье...
Ничего не подозревая, Зигфрид ликует: Нотунг удался на славу, единым ударом меч разрубил пополам наковальню- Именно о таком доблестном друге и мечтал юный герой!
Действие второе.
Ночь. Сонное спокойствие разлито кругом. Непроходимые леса и густые кустарники плотной сте­ной обступили логово Фафнера. Обернувшись гигантским змеем, великан вот уже много лет не покидает своего убежи­ща, охраняя спрятанный в нем бесценный клад. Ужас перед чудовищем до того велик, что на несколько дней пути в окруж­ности нет ни одного человеческого жилья, ни единой прото­ренной тропинки. Лишь нибелунг Альберих, притаившись за крутыми холмами, день и ночь стережет вход в пещеру, наде­ясь захватить сокровшца...
Перед рассветом в лесу появляется Странник. Узнав в нем Вотана, Альберих впадает в ярость: как, вор, однажды уже похитивший у него волшебное кольцо, снова встает на его пути?! Но нет, бог теперь — сторонний наблюдатель происходящих событий, заглянувший сюда, чтобы предупредить о прибли­жении Зигфрида, могучего героя, вооруженного всепобежда­ющим Нотунгом. Юношу ведет за собой коварный Миме, кото­рый жаждет захватить золотой перстень и вместе с ним власть над миром. Участь Фафнера решена — он погибнет, а вот кто овладеет талисманом, пусть решит время.. Медленно удаля­ясь, Вотан оставляет нибелунга охваченным тревогой.
Светает. Продираясь сквозь чащу, на поляну перед пе­щерой выходят Зигфрид и Миме. Хитрый карлик привел сюда юношу якобы для того, чтобы научить его страху, а на деле затем, чтобы могучий герой добыл для него заколдован­ное кольцо. Однако добравшись до места, Зигфрид гонит прочь от себя назойливого гнома и, оставшись один, ложится отдохнуть на мягкую траву.
Восходит солнце, и постепенно, полный таинственных шорохов, пробуждается лес: что-то ласково шепчет листва, радостной песней звенит щебетание пташек... Прислушива­ясь к веселому гомону пернатых, юноша пытается понять их язык, но тщетно... Тогда, смастерив из тростинки свирель, он играет на ней, стремясь перенять голос птиц... Но звуки слиш­ком грубы, и, бросив безделку, Вельзунг звучно трубит в свой серебряный рог...
Разбуженный этим воинственным зовом из пещеры не­уклюже выползает ужасный дракон. Не испытывая ни ма­лейшего страха, Зигфрид отважно вступает с ним в бой и, ловко увертываясь от нападений, смело вонзает свой Нотунг в сердце чудовища. Умирая, змей, с трудом повернув к побе­дителю безобразную голову, предостерегает его от нибелун- гов. «Я знаю,— шипит он,— что ради золота Миме научил тебя убить Фафнера, ради золота он готов погубить и тебя, юный герой». Сказав это, обессиленный исполин падает; огромное тело его, вздрогнув, вытягивается и замирает.
Задумавшись над словами дракона, Зигфрид ненаро­ком слизывает с пальца кровь побежденного врага и вдруг начинает понимать язык птиц. Они открывают ему скрытую силу перстня и шлема, хранящихся средь других сокровищ в логове чудовища. Послушный совету легкокрылых друзей, юноша спускается в пещеру.
Лишь он скрылся, как из расселины вылезают Альбе­рих и Миме. Братья ожесточенно спорят о том, кому из них должно достаться волшебное кольцо. Только появление Зиг­фрида с перстнем и шлемом прекращает их пререканья, и оба в страхе исчезают.
Вновь слышны шелест леса и голос' пернатого друга, который предостерегает Вельзунга от злобного Миме. А вот и сам нибелунг. Льстивыми, подобострастными речами убеж­дает он Зигфрида отведать его ядовитый напиток, но юноша понимает иносказательный смысл слов предателя и, убив его, Швыряет труп вслед за телом дракона в опустевшее логова Издали доносится злорадный смех Альбериха.
Оставшись совсем одиноким, Зигфрид грустит - он мечтает о друге —и слышит, как птичка поет ему о высо­ком утесе, на котором зачарованным сном спит прекрас­ная дева. Огонь охраняет ее, и только бесстрашный герой может пройти сквозь него. Тому, кто разбудит Брунгиль- ду, станет она верной женой и преданным другом на всю жизнь... Вспорхнув, пташка летит вдаль, увлекая за собой юношу.

Действие третье.

 

Ночь. Гроза. Среди диких гор у под­ножия «утеса валькирий» появляется Вотан. Томимый сомне­ниями, в предчувствии близости рокового конца, он взывает к мудрой богине, всеведущей Эрде, моля дать совет, как оста­новить бег времени и отсрочить гибель богов.
Послушная зову, из бездны вселенной поднимается освещенная голубоватым сиянием знаний вещая Эрда... Но напрасно прерваны видения ее тайных грез, она бессиль­на помочь удержать даже мгновение... Нить жизни прядут норны, владычицы прошлого, настоящего и будущего...
Бог готов покориться судьбе и даже погибнуть, избавив­шись тем самым от мук и страданий... Если бы только он был уверен, что после него власть над миром наследует надежда его сердца — Вельзунг!
Исчезая, Эрда напоминает Вотану о Брунгильде, кото­рой суждено великой любовью искупить вину богов и очи­стить мир от зла и проклятья...
Отшумела гроза. Розоватый рассвет золотит склоны гор. Очнувшись от раздумий, Вотан видит приближающе­гося к нему Зигфрида. Следуя за пташкой, юноша заблу­дился, и, заметив наконец среди скал человека, он спешит к нему, чтобы узнать, на какой из вершин спит прекрасная дева. Однако разгневанный дерзостью юного героя одногла­зый Странник преграждает копьем ему путь, предупреждая Вельзунга, что однажды Нотунг уже сломался об этот свя­щенный жезл... Подозревая в старце убийцу отца, Зигфрид, нападая, наносит могучий удар, и, словно источенный веко­вой несправедливостью и ложью, символ законов разлета­ется на части.
Дотоле еле заметное сияние на вершине «утеса валь­кирий» вспыхивает ярким пламенем, которое, низвергаясь с высот, загораживает дорогу герою. Но Зигфрид бесстрашно устремляется навстречу разбушевавшейся стихии...
Постепенно стихая, огонь превращается в прозрачные красноватые облака, словно еще таящие в себе коварную силу Логе, но мало-помалу они рассеиваются, открывая вершину утеса. Зигфрид с удивлением разглядывает зеленый луг, лес и спящего под елью воина в сверкающих на солнце стальных доспехах. Пораженный красотой незнакомца юноша, осто­рожно сняв с него панцирь, броню и шлем, вдруг в изумле­нии отступает: перед ним спит прекрасная девушка... Это Брунгильда. Робость и любовь охватывают бесстрашного ге­роя Не владея собой, Зигфрид целует ее, и она, пробудившись, пылко благодарит своего избавителя, радостно приветствует синее небо, горы и ясное утро.

Покоренная страстью, Брунгильда готова забыть для него блеск Валгаллы и променять вечное блаженство богов на краткий миг земного счастья.
В объятиях друг друга влюбленные с восторгом встреча­ют зарю новой жизни, предвещающую возрождение правды и гибель сонма богов.

 

 

Дополнительная информация