Золото Рейна (опера)

Рихард Вагнер

Из цикла "Кольцо нибелунга"

 

Сцена первая. Из глубины столетий, словно олицет¬воряя великую силу природы, могучий и спокойный, несет свои воды седой, легендарный Рейн.
Зеленоватые сумерки стелются по дну реки; плавно и бесстрастно, подобно облакам, скользят над ними вечные в своем однообразном движении волны; оплетенные у подно¬жия сырым туманом, высятся крутые утесы рифов и дикие зубчатые глыбы скал; чудится, что мгла таит в себе мрачные расселины, уводящие в недра земли.
Как серебристые рыбки, грациозно резвясь, плещутся и играют в родной стихии шаловливые дочери Рейна. Страш¬ную тайну о гибельной власти злата над миром открыл им отец, повелев зорко охранять заколдованный клад, но легко¬мысленные русалочки увлеклись весельем и обо всем забы¬ли... «Вейа! Вага! Вольные волны, светлая влага! Вагала вейа!» — рассыпаясь в миллионы брызг, звенят их ликую¬щие голоса
Никем не замеченный в горном ущелье появляется от-вратительный гном Альберих. Порожденный рыхлым тума¬ном нибелунг карабкается на скользкий каменистый уступ и оттуда, со все нарастающим вожделением, следит за прекрас¬ными девами. Охваченный страстью, он по очереди пытает¬ся обольстить каждую из сестер, но те, безжалостно насме¬хаясь, всякий раз ловко избегают его объятий. В бешенстве карлик неуклюже-торопливо скачет чрез пропасти, ломая когти, с необычайным проворством взбирается на утесы, но обессиленный, срывается... и падает вниз, откуда в немом отчаянии яростно грозит кулаками...
Неожиданно алчный взгляд нибелунга властно прико¬вывает к себе волшебный свет, струящийся с вершины одной из скал: в лучах солнца, проникших сквозь толщу воды, осле¬пительным блеском сияет Золото Рейна.
«Эй вы, девчонки! Что там сверкает?» —озадачен Альберих.
«То заря улыбнулась волнам...— лепечут русалки.— Владыкою мира станет безмерным Золото Рейна сковавший в кольцо!» — сами не ведая, что творят, болтают они, польщен¬ные изумлением гнома.
«Молчите, злой карлик — наш враг!» — вспоминает старшая из сестер..
«Да нет же,— завистливо смеются другие,— иль ты за-была, что только навеки проклявший любовь может похитить наш клад! А этот блудливый горбун так и пылает от страсти!» Дети вод... золотое сияние, согревая, ласкает их младенчески- чистые души_ Они не представляют, что можно отказаться от ВН. любви, которой жаждет все живое»
Яркими бликами переливается зеркальная гладь, в ра-достной пляске кружатся беспечные девы-
Прислушиваясь к их словам, нибелунг не может ото-рвать глаз от сокровища- Пока еще призрачное и пугающее, оно уже соблазняет и манит его, суля безграничное могуще¬ство и поднимая в жалкой душе все низменное и уродливое, чем наделил его рок.
«Цена, пожалуй, не так велика...» — он не прочь про-менять святое чувство на деньги и власть. Любить иль на-слаждаться — не все ли равно? J А безгранично царствуя над миром, наслажденья ведь можно купить! — прикидывает Альберих.
Послав проклятье любви, карлик одним прыжком до-стигает вершины скалы и, с остервенением вырвав из груди ее драгоценный слиток, кубарем скатывается вниз, исчезая в пучине.
В непроницаемой тьме жалобно плачут русалки- За¬глушая рыдания, откуда-то из преисподней доносится резкий, зловещий хохот гнома... Мнится, что внезапно наступив¬шая ночь постепенно поглощает все, и лишь черные, грозные тучи, подобно вырвавшемуся на волю злу, несутся над миром,
Сцена вторая. Мало-помалу тучи превращаются в об-лака, которые, постепенно редея, рассеиваются и открывают подернутые предрассветной мглой безбрежные просторы на вершинах гор. В надоблачной выси спят на цветущей лужай-ке боги — Вотан и Фрикка.
Пробужденные от сна первыми лучами солнца, они в изумлении разглядывают сказочный замок, блестящей ко-роной венчающий скалу, у подножия которой, в глубокой долине, течет Рейн. Валгалла! Воздвигнутый за одну ночь братьями-великанами, Фафнером и Фазольтом, он отныне будет служить во славу бессмертных, утверждая величие и превосходство их власти! — мечтает Вотан. Вопреки мужу, Фрикка не радуется пышным чертогам- Правда, она хотела бы иметь собственное жилище, чтобы домашним уютом удер¬жать возле себя легкомысленного супруга... Но отдать за дво¬рец любимую сестру, богиню красоты и молодости Фрейю, как посулил этим гигантским чудовищам беспечный Вотан, она не согласна! Вотан и сам уже обеспокоен сделкой, на ко¬торую его подбил лукавый бог огня Логе, обещавший ему помочь перехитрить доверчивых исполинов и завладеть замком, не расставаясь с богиней. Вот только где он, Логе?!
Запыхавшись, вся в слезах, вбегает испуганная Фрейя. Взывая о помощи, она умоляет спасти ее от великанов, ко-торые гонятся за ней по пятам... Они совсем близко! Уже слышна их тяжелая поступь!- Появляются Фафнер и Фа- зольт, грозно требуя причитающуюся им дань. Подоспев¬шие почти одновременно с ними Фро и Доннер вступаются за сестру, в лице которой защищают собственную юность и красоту- Вотан спешит примирить ссорящихся: он готов от-дать за Валгаллу что угодно, однако о Фрейе нечего и толко-вать, пусть его верные зодчие выберут для себя что-нибудь другое! Но упрямцы настаивают на точном выполнении дого¬вора, который бог собственноручно врезал рунами в священ¬ное древко своего копья, символизирующее справедливость и правосудие. У каждого из них своя цель. Один, очарован¬
ный вечно женственным обаянием богини, хочет заполучить ее в жены; другой коварнее: зная, что Фрейя умеет выращи¬вать золотые яблоки, дарующие вечную молодость, он жаж¬дет завладеть бессмертием, отняв его у богов.
А вот, наконец, и Логе1 Непостоянный, блуждающий, беспокойный бог, он сам как огонь зависимый — охраняет, свободный — сжигает и разрушает все. Посоветовав Вотану отдать вечность за призрачное величие Валгаллы, он пытался испробовать на богах свою всеуничтожающую силу... Но встреченный недовольством и упреками своего господина, он точно угас, он вновь смиренно готов к услугам: двуличный плут, Логе уже плетет новую интригу, рассказывая о том, что в мире оказалось дороже любви, красоты и существующей власти: о Золоте Рейна, похищенном нибелунгом со дна реки. Распаляя любопытство и искушая слушателей, он уверяет их, что, подчинив себе подземное царство — Нибельгейм,— Альберих сковал волшебное кольцо и чудесный, тончайшей работы золотой убор._ Перстень наделил его безграничной властью над миром, могуществом еще большим, чем то, ко¬торым владеют боги... А убор! Надетый на женщину, он при¬влекает к ней сердца, мужчину же делает невидимым или превращает в любое существо!
В ужасе перед господством нибелунга великаны соглас¬ны отказаться от прелестной богини ради перстня... Но по¬здно! Вотан сам загорелся желанием обладать талисманом. Тщетно ластится к супругу обольщенная светлым убором Фрикка, напрасно коварный Логе напоминает ему о мольбах и смятении русалок... Тщеславный законодатель, сам влача-щий оковы созданных им же законов, Вотан не удовлетворен более своим могуществом и мечтает об абсолютной власти и свободе.
Выбрав удобный момент, когда боги, поглощенные мыс¬лью о кольце, забыли о них, Фафнер и Фазольт похищают Фрейю, обещая вернуть драгоценный залог, если вместо него получат Золото Рейна- И сразу же мертвенно-белый, седой туман окутывает все кругом. Старыми, одряхлевшими ка-жутся в нем лица богов. Вместе с Фрейей утратившие силу и молодость, охваченные оцепенением и унынием, они уже не ради тщеславия, а в страхе перед гибелью ищут пути к золо-тому кольцу нибелунга.
Выход прост: что вор взял, у вора украсть! — подска-зывает бывалый Логе.
И, решившись, Вотан вслед за ним спускается в без-донную расселину, откуда тотчас же вырываются густые клубы сернистых паров, которые мало-помалу обволакива¬ют все.
Но вот пары постепенно превращаются в облака, обла¬ка — в тучи, а тучи, все уплотняясь,— в черные глыбы скал-
Сцена третья. Недра вселенной. Все нарастающий неясный гул, переходящий в ритмически-дробные удары кузнечных молотов по наковальням, постепенно вновь уда-ляется и... смолкает. Вырисовывается уходящее в бесконеч-ность подземное ущелье, от которого в разные стороны раз-бегаются, озаренные темно-красным светом, узкие галереи шахт. Это — Нибельгейм, мрачное царство гнома, который отрекся от любви ради золота и теперь, сковав из него вол-шебное кольцо, деспотично властвует над соплеменниками.'
Из боковой штольни появляется Альберих, он тащит за ухо своего упирающегося брата Миме. Малыш — искусный кузнец, но, сковав по приказанию старшего брата чудесный убор, золотой заколдованный шлем, он хотел утаить его для себя... Всеведущий Альберих, узнав о намерении хитреца, отнимает у него шлем и, примерив его, неожиданно превра-щается в туман. Невидимый, он жестоко избивает обманщи¬ка и удаляется, раздавая направо и налево удары хлыстом. Жалобные крики и стоны покоренных нибелунгов несутся ему вослед.
Корчась от боли, громко воет обиженный Миме. Неза-метно возле него оказываются Вотан и Логе; они расспра-шивают плачущего карлика о его беде и обещают ему свою помощь. Немного успокоившись, маленький уродец расска-зывает им о том, как, не зная печалей, свободно и беспечно жило прежде его многочисленное племя. Радуясь труду, они забавлялись, выковывая из блестящего металла изящные безделушки для своих жен и подружек... Ныне же, обращен¬ные в рабство, день и ночь, не покладая рук, трудятся они под ударами плети, добывая в горах золото и создавая бес¬ценный клад для Альбериха, охваченного жаждой наживы Поведав о своих злоключениях, Миме заодно выбалтывает тайну волшебных кольца и шлема, которыми обладает его злобный брат...
Совершив обход владений, возвращается Альберих, гоня пред собой, как стадо, толпу нибелунгов. Нагруженные золотом гномы складывают его в одну общую сиящую гру-ду.» И опять свист бича, сопровождаемый грубой бранью и угрозами, обращает их к рабской службе.
Оставшись наедине с непрошеными гостями, Альберих, подозрительно разглядывая богов, интересуется, что приве¬ло их сюда.
Находчивый Логе отвечает, что до них дошла молва о богатстве и чудесах нибелунга, вот они и заглянули в Нибель- гейм, чтобы лично убедиться в истинности слухов. Польщен¬ный лестью Альберих, хотя и узнал коварного Логе, хвастает золотом, которое, выйдя из мрака на свет, скоро покорит для него весь мир. Довольный произведенным на пришельцев впе¬чатлением, он решает еще больше поразить их и, сорвав с по¬яса золотой шлем, надевает его на себя, превращаясь в испо¬линского змея.
Притворяясь испуганным, Логе просит его принять образ кого-нибудь поменьше., например- жабы! И вот небольшое пу¬чеглазое существо уже распласталось на камне-
Наученный спутником Вотан наступает ногой на мерз¬кую тварь, а Логе срывает шлем-невидимку. Гном, внезапно принявший свой обычный вид, как червь, извивается под сто¬пою бога. Связанный по рукам и ногам Альберих, даже вла¬дея своим заколдованным перстнем, уже безвреден: он не может дотянуться до кольца, чтобы воспользоваться его вол¬шебною силой.
Торжествуя, победители безжалостно волокут беспо-мощного пленника к расселине и пропадают в ней.
Сцена четвертая. Поднебесные выси окутаны блек¬лым туманом. Стремительно преодолев путь из подземного царства в страну богов, появляются Вотан и Логе, волоча за собой связанного Альбериха.
Как выкуп за жизнь и свободу бессмертные требуют с гнома накопленный им драгоценный склад. Альберих почти счастлив: значит, перстень остаётся при нем, а обладая его чудесной силой, он всегда вновь добудет утраченное! Не рас-считывая так легко откупиться, он тут же заклинает волшеб¬ное кольцо доставить сокровище новым владельцам. Из недр земли поднимается нагруженная золотом вереница рабов- нибелунгов. Сложив свою ношу, они вновь поспешно скры¬ваются.
Считая себя свободным, карлик просит возвратить ему шлем, но Логе насмешливо швыряет убор в общую груду, а Во¬тан срывает заколдованный перстень с руки отчаянно сопро¬тивляющегося нибелунга. Рухнули надежды; в бессильном гневе Альберих проклинает кольцо: рожденное в проклятье и проклятое вновь, оно отныне будет приносить обладателю его лишь горе и гибель... «Мой завет сгубит тебя!» — доносит¬ся до бога мстительное пророчество гнома, исчезающего в ущелье.
К Вотану, погруженному в созерцание кольца, подхо¬дят Фрикка, Фро и Доннер. Одновременно с ними вдали по-казываются великаны, ведущие за собой Фрейю. По мере их приближения туман постепенно рассеивается, и боги вновь обретают все боле юный вид.
Возвращая заложницу, Фазольт и Фафнер желают по-лучить взамен столько золота, сколько потребуется, чтобы за ним скрылась из глаз прекрасная дева.
Быстро растет золотая стена, заслоняя Фрейю.. остается лишь маленький просвет, через который ярко сияет взор боги¬ни. Чтобы заполнить его, исполины требуют кольцо р руки ве¬ликого бога... Но Вотан ни за что не хочет расстаться со своим талисманом, и сделка готова расстроиться... Неожиданно в од¬ной из расселин вспыхивает голубоватое сияние, и появляется премудровещая мать валькирий — богиня Эрда. Предостере¬гая от проклятого перстня, сулящего гибель богам, она бесслед¬но исчезает, оставляя всех в тяжелом раздумье...
Взмахнув священным копьем в знак принятого, наконец, решения, Вотан бросает перстень к ногам великанов, которые поспешно начинают сгребать золото в свои мешки. 
Проклятье, лежащее на кольце, не замедляет оказаться: поссорившись из-за дележа, Фафнер убивает брата и, забрав добычу, не спеша уходит прочь от охваченных ужасом богов...
Чтобы развеять душную атмосферу событий, бог-громо-вержец Доннер собирает вокруг себя грозовую тучу. Невиди-мый, он сотрясает мир ударами тяжелого молота, и вдруг, как бы раскалывая небо, его прорезает ослепительная молния. Внезапно расходятся тучи, и яркий мост-радуга, повисший над долиной Рейна, точно маня, указывает Путь в озаренную лу¬чами заходящего солнца Валгаллу. Умиротворенные бурей, торжественно шествуют боги к доставшемуся им обманом зам¬ку- и, словно эхо, где-то далеко внизу рыдают русалки, опла¬кивая исчезнувшие в мире справедливость и счастье...

Дополнительная информация