Двенадцать (балет)

Борис Тищенко

Автор либретто  и балетмейстер Л. Якобсон Первое представление: Ленинград, Театр оперы и балета им. С. М. Кирова, 31 декабря 1964 г.

 

 

1917-й год. Ночной Петроград. Вьюга.

На ногах не стоит человек. Ветер, ветер
— На всем божьем свете!

Буря революции сметает старый мир. Генерал, старушка, буржуй, писатель; злобствующий, проклинающий новые времена поп; барыни в каракуле, ночные феи. Всю эту ветошь старого мира подхватила и разметала снежная замять.

Ветер хлесткий!
Не отстает и мороз!
И буржуй на перекрестке
В воротник упрятал нос.

Сквозь разыгравшуюся метель идет по опустевшему городу сторожевой патруль красногвардейцев.

Гуляет ветер, порхает снег,
Идут двенадцать человек.
Винтовок черные ремни,
Кругом — огни, огни, огни...
В зубах — цигарка, примят картуз,


На спину б надо бубновый туз! В них и забубённая удаль, и просыпающееся чувство революционного долга. Среди них — Петруха, оборванный, бесшабашный. Проходит Катька, красивая, вся напоказ. Ей море по колено. Покутить бы, погулять бы! Кабак. Народу, народу... Гуляют, пляшут; пола им мало, на стол забираются.

— А Ванька с Катькой — в кабаке...
— У ей керенки есть в чулке!
— Ванюшка сам теперь богат...
— Был Ванька наш, а стал солдат!

Катька пляшет, завлекает Ваньку. Сгорает Ванька от любви. Оба пьяны. Перед Катькиными глазами проносится ее разгульная жизнь. И вот уж Катька с Ванькой несутся на лихаче, навстречу ночи, вьюге, плывущим навстречу фонарям. Навстречу своей судьбе. ...Дозор красногвардейцев продолжает свой путь. Тверже, чеканней их шаг; меньше бесшабашной удали, строже, суровей лица.

Революционный держите шаг!
Неугомонный не дремлет враг!

Вдруг навстречу им вылетают на лихаче Катька и Ванька. Петруха узнает Катьку. Ревность и злоба вспыхи-вают в нем

.
Трах-тарарах-тах-тах-тах-тах!
Вскрутился к небу снежный прах!..
А Катька где? — Мертва, мертва!
Простреленная голова!

Петруха с ужасом смотрит на мертвую Катьку. Лю-бовь, отчаяние, раскаянье мучают его.

Все быстрее и быстрее
Уторапливает шаг.
Замотал платок на шее
— Не оправиться никак...

Товарищи-красногвардейцы с трудом уводят его. И снова по темным заснеженным улицам идет дозор революции.

Не такое нынче время,
Чтобы нянчиться с тобой!
Потяжеле будет бремя
Нам, товарищ дорогой!

Образ Катьки неотступно преследует Петруху. Усилием воли он отгоняет его, расстается с ним, с прошлым, с проклятием «старого мира». Еще усилие и еще, Петруха включается в ритм марша двенадцати. Позади остался «старый мир», как пес ше-лудивый.

Скалит зубы — волк голодный
— Хвост поджал — не отстает...

Впереди — новый светлый мир, куда сквозь снежную бурю, опасности и испытания прокладывают путь двена-дцать солдат революции.

Дополнительная информация