Дон Кихот (балет)

Людвиг Минкус

Автор либретто и балетмейстер М. Петипа. Первое представление: Москва, Большой театр, 14 декабря 1862

 

Действие первое

Картина первая. Театр представляет жилище Дон Кихота. Слева — буфет, наполненный посудой, и окно на
улицу. В глубине сцены — входная дверь, которая сообща- ется с коридором, библиотека и окно. На сцене — столы стулья, кресла и пр.
Караско стоит на стуле и оканчивает приколачивать на дверцы шкафа обои.
— Еще три или четыре удара молотком — и, я ручаюсь, госпожа Жуанна, никому и в голову не придет, что здесь находится библиотека.
— Тише, тише,— отвечает ему Жуанна,— вот и сам сеньор Дон Кихот.
С левой стороны входит Дон Кихот; в одной руке он держит шпагу, в другой — книгу о рыцарских похождениях. Сеньор дочитывает последние страницы. Он подвигается вперед, постоянно останавливаясь, и различными жестами выражает, что чтение произвело на него сильное впечатление: то прикладывает руку к сердцу, то отчаянно машет шпагой, то снова с любовью прижимает книгу к груди. Таким образом он обходит всю комнату, не заметив Караско и Жуанны.
Наконец подходит к библиотеке, не отрывая глаз от книги; Дон Кихот машинально хочет отворить дверцы шкафа, но, не находя их, ощупывает стену со всех сторон, продолжая перелистывать страницы. Видя свои старания безуспешными, он отскакивает в изумлении, затем снова приступает к поискам и, наконец, вскрикивает с досадой:
— Черт возьми! Куда же девался шкаф с книгами?
С ужасом он озирается кругом; Жуанна и Караско в
свою очередь также выражают удивление по поводу исчез-новения шкафа.
— А! Правда ваша,— говорит Дон Кихот.— Я знаю! Это все проделки злого волшебника!
Караско и Жуанна уходят. Оставшись один, Дон Кихот садится в большое кресло и снова углубляется в чтение. Воображение его наполняется вычитанными им все-возможными романтическими приключениями, сражениями, битвами, любовными похождениями, волшебством и пр. В это время сцена наполняется фантастическими ви- пениями, представляющимися его расстроенному воображению.
Тут ему приходит в голову мысль, что ему дано иное призвание. Для блеска своей славы, для пользы и блага своего отечества он считает необходимым сделаться странствующим рыцарем, карать зло и быть защитником добродетели. Чем более Дон Кихот рассуждает таким образом, тем более он приходит в восторг от своего будущего предприятия.
Затем он начинает приискивать даму своего сердца. Наконец останавливается на молодой крестьянке, в которую он был прежде влюблен, но которая никогда и не подозревала об этой любви. Так как крестьянка эта называлась простонародным именем Алдонизы, а дама его сердца должна быть непременно знатною особой, он дает ей более звучное имя — Дульцинея.
Видения и призраки исчезают.
Подобно урагану в окно влетает Санчо Панса с пустою торбою в руках, которою он отмахивается направо и налево. Следом за ним, через окно и в двери, вбегают несколько женщин, нападающих на Санчо, с метлами в руках. Санчо отчаянно отбивается.
При виде этой сцены нападения Дон Кихот вырывает метлу у одной из женщин, вооружается ею наподобие пики, укрощает рассерженных работниц и принимает Санчо под свое покровительство.
Женщины удаляются, и Дон Кихот остается вдвоем с Санчо. Санчо затворяет все двери, а Дон Кихот тем временем усаживается в кресло.
— Хорошо ли ты размыслил о моем предложении и решился ли ты, друг Санчо, следовать за мною?
— Я согласен и твердо решил, отправиться с благородным сеньором,— отвечает Санчо, стоя в почтительной позе.
Дон Кихот отворяет шкаф, где развешаны различные заржавленные и сломанные рыцарские доспехи.
— Это что за кастрюли и сковороды? — спрашивает его Санчо.
— Ты ошибаешься. Это мое вооружение, и сейчас же мы приступим к испытанию прочности железа.
Дон Кихот ставит шлем на стол, вынимает шпагу и со всего размаха ударяет по шлему, который рассыпается на мелкие куски.
Санчо подбирает их с пола. Дон Кихот сначала удивляется, потом приходит в себя, ударяет себя по лбу.
— Теперь я понимаю, в чем дело! Моя шпага также заколдована. Это все волшебные проделки,— утверждает Дон Кихот.
При этом он замечает стоящую на столе бритвенницу на манер блюда с углублением, схватывает ее и надевает на голову.
Санчо не может удержаться от смеха.
— Время нашего отъезда настало! Пора, пора,— говорит Дон Кихот, вынимая из шкафа остальные рыцарские доспехи.
— В таком случае отправляюсь седлать Росинанта и моего осла, а там и в дорогу! — отвечает Санчо, прыгая в окно.
Дон Кихот передает ему шлем, шпагу, пику и выпрыгивает также в окно, повторяя:
— В дорогу, в дорогу!
Картина вторая. Площадь в Барселоне; в глубине, слева, большая улица, справа — пристань. Справа — гостиница Лоренцо с большим балконом, украшенным цветочными гирляндами. У входа в гостиницу — скамья; в углублении — лавочка с апельсинами и другими фруктами, принадлежащая Пикилье. Слева — дом богатого Гамаша, около которого стоит стол Жуанитты; на нем разложены бумажные опахала и зонтики.
Уличные мальчишки забавляются в разные игры. Водовозы и нищие проходят через сцену. Картина очень оживленная. Жуанитта и Пикилья за своими столиками с нетерпением ожидают прихода своих возлюбленных — знаменитого Гвереро и храброго Нунеца.
У дверей гостиницы показывается ее хозяин Лоренцо, снимает свой фартук. Жена подает ему шляпу, напоминает о любви их дочери Китри к Базилю. Лоренцо и слышать не хочет о Базиле, решив отдать руку своей дочери богатому Гамашу; он показывает на жилище Гамаша, куда и направляет свои стопы.
Вбегает Китри. Она старается отгадать причину визита отца к Гамашу; подозрения закрадываются в ее голову, и она делается печальной... но вскоре принимает свой обычный веселый вид, старается рассеяться, танцуя с опахалом в руке.
Влюбленный в нее Базиль подкрадывается потихоньку и вырывает опахало. Удивленная Китри выражает неудовольствие и убегает от него. Базиль, не обращая на это внимания, привязывает опахало к гитаре и начинает наигрывать ее любимые мотивы. При первых звуках Китри делается веселее, обнимает Базиля, и они начинают национальный танец.
В этом занятии их застает возвращающийся Лоренцо. Старик грубо приказывает Базилю немедленно удалиться, запрещая ему даже говорить с его дочерью. Влюбленные бросаются к ногам отца, умоляя дать им разрешение на брак; но Лоренцо неумолим, он строго приказывает дочери отправиться домой; Базилю же положительно запрещает показываться в его доме. Базиль в отчаянии удаляется.
В это время входит Гамаш; заметив его, Лоренцо приказывает дочери утереть слезы, берет за руку и идет навстречу богачу, приветствуя его и заставляя Китри улыбаться своему жениху и приседать. Гамаш отвечает на поклоны с некоторой напыщенностью и сознанием собственного достоинства. Он садится и не спускает глаз с Китри, которая кажется ему обворожительной. Китри угощает гостя фруктами. Гамаш, в совершенном от нее восторге, указывает Лоренцо на дом, который он дарит в приданое своей невесте. Довольный выгодной сделкой, Лоренцо потирает руки от удовольствия и приглашает к себе Гамаша
поговорить насчет свадьбы, которая должна быть через не-сколько дней.
Сцена наполняется народом: сначала показываются мальчишки, потом мужчины и женщины с кастаньетами и тамбуринами; продавцы воды перебегают от кадрили к кад-рили, предлагая свой товар.
В окнах и на балконах в домах показываются женщины, бросающие цветы в народ. Жуанитта и Пикилья, со своей стороны, вполне счастливы при виде своих возлюбленных — пикадоров, идущих во главе шествия.
Лоренцо появляется у дверей своей гостиницы и объявляет, что обед готов.
— Идем, идем! Есть, пить и веселиться! — раздаются голоса в толпе.— Но прежде порасправим свои кости и перед закуской повеселимся, чтобы с большим аппетитом потом поесть и попить!
Начинаются национальные танцы, после которых пи-кадоры затевают ссору с бандерильеро и угощают друг друга кулаками; ссора доходит до того, что даже ножи пускают в ход.
Во время общего смятения среди хаоса внезапно по-казывается Дон Кихот, держа пику наперевес. Он воображает себя в неприятельском лагере и приказывает толпе положить оружие и смириться.
— Смирно! — приказывает Дон Кихот.— Иначе ваша жизнь на волоске... поражу! Уничтожу!
После его слов спокойствие восстанавливается, и все спешат подойти к Дон Кихоту с низким поклоном, втихомолку подсмеиваясь над ним и принимая его за сумасшедшего.
Довольный собой, Дон Кихот подходит к гостинице и принимает этот дом за богатый рыцарский замок; он при-казывает своему стремянному Санчо трубить в рог, чтоб возвестить об их прибытии.
Выходит трактирщик Лоренцо, которого Дон Кихот принимает за владетельного принца, проживающего в этом замке.
Скрестив руки на груди, сеньор становится на колени и приветствует мнимого принца. Обезумевший от радости Лоренцо принимает эти приветствия за чистую монету; он приподнимает Дон Кихота и приглашает к столу.
Девушки насмехаются над Санчо, заигрывают с ним и просят поиграть с ними в жмурки. Санчо завязывает глаза, и с ним начинается целый ряд комических приключений и столкновений. Заметив невежливое обращение играющих со своим другом, Дон Кихот встает из-за стола, вооружается вилкой вместо пики, схватывает тарелку, которая заменяет ему щит, бросается на толпу и освобождает своего друга. Народ преклоняется перед сумасшедшим сеньором, который с торжеством снова возвращается к столу.
Танцы возобновляются. Во время общего веселья Китри незаметно подходит к Базилю, и они дают друг другу клятву в вечной любви; при этом Китри дает слово скорее убежать из родительского дома, чем выйти замуж за богатого Гамаша.
По окончании танцев Дон Кихот садится на своего Росинанта, а Санчо — на осла; они благодарят за гостепри-имство, спеша на новые подвиги и приключения.
Толпа желает им благополучного пути и успеха в предстоящих битвах.

Действие второе

Картина третья. Поляна; вдали виднеются мельницы, справа и слева — проезжая дорога. Кустарники, холмы и груды камней, пещера, вход в которую зарос растениями.
Привал труппы странствующих костюмированных комедиантов. Король, Королева, Принцесса, Грациозо, При-дворный Шут, весь обвешанный бубенчиками, с жезлом в руке, на оконечности которого висят надутые воздухом бычьи пузыри. Цыгане, цыганки, Чёрт, актер, представляющий марионеток, и прочие. Все они лежат, развалившись, у пещеры, вокруг костра, над которым на треножнике висит котел с горячим кушаньем. У самого входа в пещеру воткнуто древко с флагом, на котором надпись:
«Труппе знаменитого Анджел о исполнит комедию "Коварный", в которой объясняется, как витязь дон Гайферос освобождает свою супругу Мелитандру, находящуюся  в плену у мавров».
Тут же, на траве, раскинуты разнообразные театральные аксессуары. Грациозо уплетает кусок сыра, Черт замят своим супом, Королева штопает панталоны Короля.
В это время показывается Китри, одетая в костюм молодого испанца. Не желая стать женою Гамаша, она убежала из дому. С боязнью приближается она к пестрой группе комедиантов, которые окружают ее, расспрашивая, кто она такая и с какой целью она к ним пожаловала. Сконфуженная Китри объясняет, что она заблудилась и отыскивает ближайший трактир, где бы можно было отдохнуть и пообедать. Импресарио труппы тотчас смекает, что пришелец принадлежит к прекрасному полу, и, не желая упустить случая пополнить свой персонал, просит Китри принять участие в представлении, которое он намерен дать в соседней деревне. Бедную девушку против ее желания увлекают в пещеру и заставляют нарядиться в костюм танцовщицы.
Пока Китри занята своим туалетом, появляются Дон Кихот и Санчо; первый — с пикой в руках, второй тащит громадный бич, мех с вином и куль с провизией.
Увидев комедиантов, Дон Кихот поражен: он объясняет Санчо, что они видят перед собой самого великого короля с его блестящей свитой, который не погнушался сделать привал на скромной поляне. Санчо, со своей стороны, поражен видом котла; он подбирается к нему, подымает крышку и с жадностью вдыхает аромат кушанья. Дон Кихот делает почтительный поклон Королю и Королеве. Комедианты тотчас же догадываются, что имеют дело с сумасшедшим, решают одурачить его и тем заработать лишнюю деньгу.
— Радуясь счастливой встрече,— говорит комедиант Король, обращаясь к Дон Кихоту,— и по случаю вашего
прибытия приказываю моим придворным актерам дать блестящий спектакль.
Дон Кихот в восторге от «царской» милости.
Комедианты представляют разнообразный дивертис- мент из танцев, После того дают представление марионеток. Движущиеся куклы разыгрывают пьесу, в которой Мелизандр жестоко обходится с одной ив своих пленниц, женой знатного дона Гайфероса.
Дои Кихот принимает игру марионеток на действи-тельность, с остервенением вскакивает и подбегает к театру
- Черти! — кричит он.— Не смейте терзать эту женщину; я ее спасу и непременно освобожу от тиранства этого жестокого негодяя! Вот вам, канальи!
Бешеный сеньор колет и рубит направо и налево так, что миниатюрный театр превращается в развалины, декорации и куклы все поломаны. В это время на небосклоне всходит луна в виде женской головы, напомнившей Дон Кихоту портрет грустной Дульцинеи.
— Это она... моя Дульцинея,— говорит он,— я сочувствую ее горю, которое отзывается и в моем сердце. (Лунй плачет.) Не плачь, осуши слезы, улыбнись при мысли о моих подвигах, о славе, которой я добиваюсь ради тебя (луна улыбается), и скоро, скоро добытые мною лавры я повергну к твоим ногам. (Луна смеется.)
Дон Кихот падает на колени:
— О счастье! Она смеется! (Луна исчезает в облаках.) Видишь ли ты этих великанов, которые собираются напасть на мою Дульцинею? — продолжает Дои Кихот, обращаясь к Санчо.
— Это не великаны, а ветряные мельницы,—- отвечает ему слуга.
По Дои Кихот, не обращая внимании ив возражения Санчо, берет пику наперевес и атакует вертящуюся мель ницу. Одно крыло захватывает сеньора и начинает ого быстро вертеть по ион духу; другое крыло отбрасывает Санчо, кинувшегося па выручку своему господину.
Комедианты обступают рыцаря, требуя у него уплаты за поломанные марионетки. Пользуясь общей суматохой Китри убегает.
Едва успела она скрыться, как появляются Гамаш и Лоренцо в сопровождении слуг. Они отыскивают Китри и спрашивают о ней у комедиантов, которые отвечают, что ни одна девушка за это время не проходила по дороге. Они продолжают путь.
Картина четвертая. Большая зала в гостинице. В углублении — входная дверь; справа — дверь во внутрен-ние комнаты, слева — дверь в сад. Столы, скамьи и прочее.
По случаю праздника в гостинице собираются крестьяне, крестьянки, погонщики мулов с женами. У мужчин верхняя одежда висит на руках, женщины входят с цветами, букетами и миртовыми ветками. Прежде чем приступить к церемонии праздника, трактирщик и служанка, по требованию погонщиков, приносят бутылки с вином; начинают пляску под звуки кастаньет, сопровождаемую чоканьем стаканов.
В самый разгар общего веселья вбегает Китри и умоляет присутствующих дать ей пристанище, спрятать от преследования Гамаша и Лоренцо.
Жуанитта узнает переодетую девушку.
— Разве ты меня знаешь? — спрашивает ее Китри.
— Как же не знать,— отвечает Жуанитта,— моя ла-вочка против твоего дома.
— Спаси же меня,— молит Китри, падая в изнеможении перед статуей.
Жуанитта советуется с подругами, придумывая средство для спасения Китри; наконец они засыпают беглянку цветами и букетами, чтобы скрыть ее присутствие.
Некоторые девушки окружают этот импровизированный цветник, служащий убежищем для Китри; другие же продолжают танцевать или же делают вид, будто плетут венки и гирлянды.
Входят Гамаш и Лоренцо, которые спрашивают у трактирщика, не видел ли он молодую девушку-путешественницу, получив отрицательный ответ, уходят в смежные комнаты.
Жуанитта продолжает прерванный танец. После неудачных поисков Гамаш и Лоренцо возвращаются в залу. Они восторгаются грациозными и соблазнительными танцами Жуанитты. Гамаш дарит ей золотую монету и в благодарность получает букет из рук молодой девушки. Его, по совету Жуанитты, Гамаш присоединяет к цветнику, украшающему статую, не воображая, что там скрыт предмет его поисков. В сопровождении Лоренцо он удаляется.
Тогда хорошенькая Китри выходит из цветника. Все радуются ее избавлению от преследования Гамаша, поздравляют с успехом и пьют за ее здоровье.
По просьбе присутствующих Китри также прини-мает участие в празднике и танцует. После ее танцев все собираются уходить, за толпою следует и Китри. Но внезапно отворяется средняя дверь, в нее быстро вбегают Лоренцо и Гамаш; они увлекают с собой испуганную и застигнутую врасплох бедную Китри. Действие третье
Картина пятая. Дикий лес, крутом большие деревья, справа — громадный дуб.
Входят Дон Кихот и Санчо, они утомлены. Санчо садится у дерева и засыпает. Дон Кихот тоже садится и рассуждает сам с собой:
— О добрый волшебник! Научи меня хотя бы во сне, каким путем могу я получить доступ в заколдованный дворец... чтобы взглянуть на мою Дульцинею...
Он засыпает, бормоча бессвязные слова.
Ему видится сон.
Картина шестая. Дон Кихоту представляется, что он окружен препятствиями, мешающими достигнуть Дульцинеи. Он храбро углубляется в лесную чащу. Целая армия лесных кактусов преграждает ему дорогу. Выдержав нападение и одержав победу, он снова продолжает путь. Новые препятствия — кустарники — срастаются и образуют непроходимый барьер. Вместо цветов на деревьях показываются совиные глаза; шипы и колючки превращаются в громадные клыки п причудливые рога, появляются разные страшилища* змеи, драконы н крокодилы, извергающие пламя,. Дон Кихот храбро раздвигает кусты, которые вне- заино исчезают, и его расстроенному воображению представляется гигантской величины паук, свивший гигантских размеров тутмну,
Рыцарь сначала останавливается в испуге, но, придя в себя, начинает упорную борьбу со страшным чудовищем. Паук то поднимается, то ползет вниз по паутине, чтобы уку-сить противника. Дон Кихот и тут остается победителем — ОН накалывает паука и рассекает паутину.
Картина седьмая Ход в лесную чащу свободен. От-крывается великолепный сад, где отдыхает прекрасная Дульцинея, окруженная своими прислужницами. При виде приближающегося Дон Кихота женщины машут ветками, а Дульцинея приподнимается с ложа, подходит к храброму рыцарю и венчает его лавровым венком. Наконец лес и все видения исчезают. Дон Кихот просыпается, воображая себя около Дульцинеи, и спросонья обнимает своего слугу Санчо.

Действие четвертое

Картина восьмая.Замок и парк богача Гамаша. Слева на пригорке виден лес; справа и слева — буфеты с закусками.
Приближается свадебная процессия Гамаша и Китри. Рач^даются звуки труб, флейт, тамбуринов и пр. В это время с горы из лесу спускаются Дон Кихот и Санчо. Потом появляются разнообразные группы танцотши; и танцовщиков; двенадцать юнхлшей с рапирами. несколько девушек с гирляндами. Последняя группа гхэдит под Ччву- ки волынки; tmrii группой предводительствуют почтенный старец и величественная матрона. Шествие замыкается Гаматем и Китри, которые входят В сопровождении их родственников, алькальда и других приглашенных к* свадьбу гостей.
Всо нанимают места, алькальд подает жезлом :шак к молчанию. В это время появляется неизвестный юноша в черном плаще с пунцовыми лентами; в руке у него длинная трость, на голове печальный венок (Cipres). Все узнают в незнакомце влюбленного в Китри красавца Базиля. Бледный и задумчивый, он останавливается перед молодыми, укоряет Китри в неверности. При этом он втыкает в землю свою трость с острым железным наконечником, быстро вынимает из трости шпагу и кидается на острие, которое пронзает его и выходит в спине. Он, обессилев, падает на землю.
Все окружают раненого, Дон Кихот берет его под руки и выражает при этом свое уважение к геройскому поступку молодого человека.
В предсмертной агонии Базиль умоляет, чтобы его хотя бы перед смертью соединили браком с Китри. Лоренцо колеблется, Китри рыдает, и один только Гамаш не со-глашается на мольбы умирающего. Но Дон Кихот объясняет, что Базиль безнадежен, и только поэтому Гамаш соглашается исполнить желание несчастного.
Приблизившись к Базилю, алькальд соединяет его руку с рукою Китри и благословляет их.
Вдруг, к общему изумлению всех присутствующих, умирающий воскресает и вскакивает с земли.
— Это чудо!..— восклицают все в изумлении.
Алькальд убеждается, что Базиль совсем не ранен, что тело его нимало не задето шпагой, что все это была одна только ловко разыгранная и всех одурачившая комедия.
Китри совсем не в обиде на своего возлюбленного. Га-маш вне себя, требует немедленного удовлетворения за нанесенное ему оскорбление, выхватывает шпагу, желая сразиться с Базилем, но Дон Кихот, держа пику наперевес, бросается в толпу, разнимая ссорящихся противников.
После некоторого размышления Гамаш приходит к мысли, что брак его с девушкой, которая любит другого, был бы для него несчастьем, и поэтому он не противится более соединению двух любящих сердец. Он успокаивается и приказывает продолжать праздник по случаю свадьбы Китри с Базилем.
По окончании празднества все присутствующие окру жают Дон Кихота и Санчо, машут шляпами и славят рыца ря за его подвиги и победы.



Дополнительная информация