Баядерка (балет)

Людвиг Минкус

Либретто С. Худекова. Балетмейстер М. Петипа. Первое представление: Санкт-Петербург, Мариинский театр, 23 января 1877

Действие первое

Картина первая. Праздник огня.
Театр представляет священный лес; ветви бананов, амрасов, магдависов и других индийских деревьев перепле-таются между собой. Слева — пруд, назначенный для омо-вений. В глубине — вершины Гималаев.
Богатый кшатрия (знаменитый воин) Солор и ходит с луком в руке. Охотники преследуют тигра. По знаку Соло- ра они пробегают по сцене и углубляются в лес.
Солор на некоторое время отстает от них и прикапывает факиру Магдавае не покидать этого места, чтобы най- случай поговорить с прекрасной Никией, которая живет пагоде- Потом Солор уходит.
Двери пагоды отворяются, и из храма торжественно выходит Великий брамин; за ним следуют мунисы, риши- сы браматшоры (индийские священники) и, наконец, гуро- ны, в длинных полотняных одеясдах. На лбу у всех священные шнуры — знак браминского достоинства. Из пагоды выходят также деридахи (баядерки первого разряда).
Делаются приготовления к Празднику огня. Подле пагоды и на самых галереях ее собираются факиры, джоги, фадины (странствующие духовные лица).
— Где же, однако, наша скромная баядерка Никия? Я не вижу ее здесь,— спрашивает Великий брамин.— Прикажите позвать ее. Она должна своими танцами украсить нашу духовную процессию.
Несколько баядерок уходят за Никией. Кающиеся играют железом и огнем. У некоторых кинжалы, сабли, ножи и другое острое оружие, которым они размахивают; другие держат зажженные факелы.
Факир Магдавая тоже принимает участие в танце, но не перестает искать глазами прекрасной Никии.
Наконец в дверях пагоды появляется закутанная по-крывалом баядерка. Освещенная красноватым светом факелов, она привлекает к себе общее внимание.
Великий брамин подходит к ней, поднимает покрывало и приказывает ей принять участие в танцах.
Никия сходит со ступенек пагоды и начинает танцевать.
Танец «Джампо».
Потом звуки турти (волынки) и вины (небольшой гитары) служат аккомпанементом грациозным и сладострастным движениям баядерки. Движения эти делаются все живее и быстрее, оркестр положительно гремит, и прежний танец снова возобновляется.
думчиво смотрит на окно своей возлюбленной. Наконец он отдает охотникам приказание возвращаться домой и от-правляется вместе с ними, рассчитывая скоро вернуться.
Никия посылает Солору из окна воздушные поцелуи и начинает играть на инструменте прежнюю мелодию.
В дверях пагоды опять показывается Великий брамин. Он призывает всех богов в свидетели своей будущей мести.

Действие второе

Картина вторая. Две соперницы.
Театр представляет великолепную залу во дворце раджи Дугманты.
Раджа сидит на тигровой коже, на подушках. Он приказывает позвать баядерок, чтобы они его развлекали, и предлагает одному кшатрии сыграть с ним партию в шахматы.
Во время игры раджи — дивертисмент.
После танцев раджа посылает за своей дочерью Гам- затти, которая приходит в сопровождении подруг.
— Сегодня, дитя мое,— говорит Дугманта,— будет назначен день твоей свадьбы с храбрым воином Солором.
— Я согласна, отец. Только я не видела еще своего жениха... и не уверена, будет ли он меня любить.
— Он — мой подданный!.. Он обязан исполнить мои приказания!» Позвать его!
Через несколько минут является Солор. Когда он входит, дочь раджи опускает на лицо покрывало.
— Тебе, кажется, уже давно известно,— обращается к нему раджа,— что на днях должна быть твоя свадьба с моей дочерью.
— Но, государь,— отвечает в замешательстве Солор,— я совсем не приготовлен к этому™ 
Подойди сюда, дочь моя!
Девушка приближается к отцу, и он снимает с лица вуаль
.— Смотри, Солор... Не правда ли, как она хороша!.. Я упорен, что ты с нею будешь счастлив.
Солор глядит, и действительно, красота девушки его поражает, но, вспомнив о прекрасной баядерке, которую клялся вечно любить, он вдруг отворачивается.
— Ты храбрый кшатрия,— продолжиет раджа,— тебе я поручаю судьбу моего милого ребенка.
Солор совершенно смущен предстоящей женитьбой.
Дочь раджи в недоумении смотрит на своего нареченного, теряясь в догадках, чему приписать его печаль.
— Он меня не любит!.. Я ему не нравлюсь,—думает она.— Но он будет-таки моим супругом... Недаром я дочь раджи... Мою волю должны исполнять!..
— Государь,— произносит несмелым голосом Солор, приближаясь к радже,— новость, которую вы объявили мне, поражает меня. Признаюсь откровенно, я не могу исполнить вашего желания.
— Что?! Ты осмеливаешься возражать на требования своего раджи?.. Повторяю тебе свою волю: через три дня ты женишься ни моей дочери. Понял?
Солор знает, что умилостивить раджу невозможно, и чувствует себя совершенно уничтоженным этим фатальным приказанием.
Судра (служитель) докладывает о приходе Великого брамина.
— Пусть войдет! — говорит раджа.
Брамин входит и преклоняется перед светским владыкой.
— Я знаю большую тайну!.. Мне нужно сообщить ее вам наедине,— шепчет он на ухо радже и смотрит с ненавистью на молодого Солора.
— Выходите все отсюда! — повелевает раджа.— Л ты, Солор, смотри не забудь моего приказания.
Все уходят; раджа и брамин остаются вдвоем Дочь раджи прячется за портьеру и подслушивает их рапговор.
Великий брамин с живостью рассказывает о том. что происходило в прошедшую ночь. Он объявляет, что Солор не любит Гамзатти, но обожает баядерку, с которой видится каждую ночь и хочет вместе с ней бежать. Радяса возмущен поведением своего будущего зятя и говорит Великому брамину о своем намерении погубить баядерку. Брамин, желавший только смерти Солора, пугается при мысли о сильной опасности, которой подвергается его любимая баядерка, и говорит радже, что смерть ее разгневает и во-оружит против них бога Вишну. Раджа, однако, не хочет ничего знать и объявляет брамину, что завтра, во время празднества в честь Бадрината, Никия будет, по обыкновению, танцевать с цветами. В одну корзинку с цветами спрячут змею, которая выползет, потревоженная движениями танцовщицы, и смертельно ужалит ее. Услыхав эти слова, брамин вздрагивает всем телом.
Гамзатти, все слышавшая за своей портьерой, хочет видеть баядерку и приказывает своей невольнице немедленно сходить за нею. Раджа, совершенно удовлетворенный задуманной местью, уходит с брамином.
Гамзатти горестно плачет и рыдает. Она хочет услышать от самой баядерки, правда ли, что Солор обожает ее.
Невольница прибегает с вестью о приходе Никии. Баядерка с поклонами приближается к дочери раджи. Гамзатти смотрит на нее и находит ее прекрасной. Она говорит Никии о своей скорой свадьбе и приглашает танцевать у нее в этот день.
Никия польщена такой честью.
Гамзатти хочет посмотреть, какое впечатление произведет на баядерку, если она узнает, кто ее жених, и показывает портрет Солора. Никия едва не обезумела от горя. Она объявляет, что Солор поклялся вечно любить ее и что брак его с дочерью раджи никогда не состоится. Гамзатти настаивает, чтобы Никия отказалась от Солора.
_ Никогда! — отвечает Никия.— Скорее умру!
Тогда Гамзатти предлагает ей бриллианты и золотые ши и уговаривает уехать в другую страну. Н Никия вырывает у дочери раджи драгоценности, которые та ей предлагает, и бросает их на пол.
Гамзатти умоляет баядерку уступить ей Солора, а са- мой уехать. При этих словах Никия хватает кинжал, который случайно попадается ей в руки, и бросается на свою соперницу.
Невольница, с беспокойством следившая за движениями и намерениями баядерки, защищает своим телом госпожу. Никия между тем скрывается из дворца. Гамзатти поднимается и произносит:
— Теперь она должна погибнуть!
Картина третья. Смерть баядерки.
Театр представляет фасад дворца раджи со стороны сада. Масса громадных цветов и широколиственных дере-вьев. В глубине — башня большой пагоды, Мегатшады, доходящая чуть не до самых небес. На заднем плане — голубоватые вершины Гималаев, покрытые слегка серебристым снегом.
При поднятии занавеса представляется великая про-цессия Бадрината. Идут брамины, потом четыре класса баядерок (деридахи, натше, вестиатриссы, кансениссы), наконец, служители при пагодах, различные индийские касты и пр. Являются кающиеся с раскаленным железом. Раджу, дочь его, Солора и прочих богатых индийцев несут в паланкинах.
Раджа помещается на возвышении и приказывает открыть празднество.
По окончании танцев раджа приказывает привести красавицу Никию и велит ей забавлять публику. Никия выходит из толпы со своей маленькой гитарой. Лицо баядерки — под покрывалом. Она играет ту же мелодию, что и в первом акте.
Солор, который все время находится возле трона рад-жи, внимательно слушает эту гармоническую мелодию и
узнает по ней свою возлюбленную. Он с любовью смотрит на нее.
Великий брамин с затаенной злобой следит за ним и едва скрывает свой гнев.
Во время танца баядерки ревнивая дочь раджи употребляет все усилия, чтобы не показать своего душевного настроения. Улыбаясь, она сходит с балкона и приказывает принести корзинку с цветами для грациозной Никии. Никия берет корзинку и продолжает свой танец, любуясь на задумавшегося Солора. Вдруг из корзинки выползает змея и жалит баядерку в сердце. Укус этот смертелен. Продолжая свой танец, красавица взывает о помощи к Солору, и он заключает ее в свои объятия.
— Не забывай своей клятвы,— лепечет она.— Ты ведь мне поклялся... Я умираю... Прощай!
Великий брамин подбегает к танцовщице и предлагает выпить противоядие, которое спасет ее. Но Никия отталкивает флакон и бросается в объятия Солора.
— Прощай, Солор!.. Я люблю тебя! Я умираю невинной!.
Это последние слова баядерки, после которых она падает и умирает.
Раджа и его дочь торжествуют.
Как будто сквозь туман виднеется тень, за которой следуют блуждающие огоньки. Тень эта бледнеет и исчезает в ледниках Гималаев.

Действие третье

Картина четвертая. Появление тени.
Комната Солора во дворце раджи.
При поднятии занавеса Солор ходит по сцене как бе-зумный, то медленно, то с какой-то дикой торопливостью. Он, по-видимому, силится что-то припомнить. Потом падает в изнеможении на диван. Факир Магдавая следит за ним с видом глубокого сожаления, потом велит привести укротителей змей (мужчину и женщину), чтобы изгнать из тела Солора злого духа (комический танец). Солор приказывает факиру удалить их.
Стучат в дверь. Факир отворяет. Входит Гамзатти, очь раджи, с толпою своих прислужниц. Одета она роскошно, вся залита золотом и жемчугом. Она обращается к Солору с упреками.
Факир замечает, что его надо лечить, а не ссориться с ним. Тогда Гамзатти хочет развлечь его и донельзя любезна с ним. Она садится с ним рядом, ласкает и всячески старается привлечь к себе его внимание. Солор наконец оживляется и берет ее за руку. В это время раздаются унылые звуки песни баядерок. На стене появляется тень плачущей Никии. Солор трепещет.
— О! Теперь начнутся несчастья,— говорит он,— я забыл свою клятву! Угрызения совести будут меня преследовать всю жизнь.
— Успокойся!.. Что с тобой? — говорит Гамзатти и старается его утешить.
— Умоляю тебя... оставь меня одного... Завтра мы увидимся опять!.. Завтра наша свадьба... Теперь мне что-то нездоровится. Мне нужно отдохнуть!..
Гамзатти, грустная, удаляется из комнаты, прощаясь с ним до завтра.
Солор подходит к стене, но тени там уже нет; она по вре-менам только показывается в его раздраженном воображении
— Ты забыл свою клятву, несчастный! — как бы говорит тень.— Собираешься жениться на Гамзатти и этим нарушить мой могильный покой! Но я тебя все еще люблю!
Солор напрасно старается схватить ускользающую тень Никии.
— И я люблю тебя,— отвечает Солор.— Я не забыл тебя и по-прежнему люблю.
Наконец тень исчезает.
Солор падает без чувств на диван. Сон овладевает им, и он засыпает, не переставая думать о тени.
Спускаются облака.
Картина пятая. Царство теней.
Очаровательное местоположение. Слышна гармоническая, тихая музыка.
При звуках ее появляются тени — сначала Никии, потом Солора.
Танцы.
Пластические группы.
— Я умерла невинной,— говорит тень Никии,— я осталась верна тебе; ну взгляни же теперь на все, что меня окружает. Боги одарили меня тут всевозможными благами. Мне недостает только тебя!
— Что же я должен сделать, чтобы принадлежать тебе? — спрашивает ее Солор.
— Не забывай своей клятвы! Мелодия, которую ты слышишь теперь, станет покровительствовать тебе... а моя тень — охранять тебя... В несчастиях я буду тебе сопутствовать. Если ты не изменишь мне,— продолжает Никия,— то душа твоя будет отдыхать здесь, в этом царстве теней.
Большой заключительный танец теней.
Облака спускаются.
Картина шестая. Пробуждение Солора

Его прежняя комната.
Солор лежит на своем диване. Сон его тревожен. Входит факир, останавливается подле своего господина и с грустью смотрит на него. Солор внезапно просыпается. Ему кажется, что он в объятиях Никии. Слуги раджи приносят богатые подарки и докладывают Солору, что все приготовления к свадьбе с дочерью раджи уже окончены. Все уходят. Солор, углубленный в свои мысли, следует за ними.

Действие четвертое

Картина седьмая. Гнев богов.
Сцена представляет большую залу с колоннами во дворце раджи.
Идут приготовления к празднованию сипманади (свадьбы) Солора и Гамзатти. Входят воины, брамины, баядерки и другие. Появляется Гамзатти; за ней — отец ее со своей свитой. Когда приходит молодой воин Солор, то раджа приказывает открыть праздник.
Но время танцев тень преследует Солора и напоминает о его клятве.
Гамзатти между тем употребляет все усилия, стараясь понравиться своему жениху, который все время грустит и не перестает думать о Никии. Четыре девушки подносят невесте корзину, совершенно такую, какая была поднесена баядерке и из которой выползла ужалившая ее змея. Гамзатти в ужасе отталкивает корзину, так как она напоминает ей соперницу — причину всех ее несчастий. Воспоминание о корзине воскрешает в памяти Гамзатти отравленную баядерку. Перед ней показывается тень, и пораженному уму Гамзатти является призрак баядерки. Дочь раджи бежит от него и бросается в объятия отца, умоляя его поспешить со свадьбой.
Тогда раджа приказывает начать обряд.
Великий брамин берет жениха и невесту за руки.
При начале церемонии небо помрачается, блещет молния, гремит гром и идет дождь.
В ту минуту, когда брамин берет руки Солора и Гамзатти, чтобы соединить их, раздается страшный раскат грома и следует землетрясение. Молния ударяет в залу, которая обрушивается и засыпает своими развалинами раджу, его дочь, Великого брамина и Солора.
Апофеоз. Сквозь дождь видны вершины Гималаев. В воздухе скользит тень Никии; она торжествует и нежно смотрит на своего возлюбленного Солора, распростертого у ее ног.




34,\'


 

Дополнительная информация