Сельская честь (опера)

Пьетро Масканьи

Либретто Дж. Тарджони-Тоццетти и Г. Менаши по одноименной пьесе Дж. Верга. Премьера состоялась 17 мая 1790 г. в Риме.

С давних пор любил Туридду свою односельчанку — красавицу Лолу. Собираясь в солдаты, нежно простился с ней, а возвратившись домой, застал неверную женой другого. Дол¬го грустил Туридду. Затем, повстречавшись с молодой кре-стьянкой Сантуццей, утешился в новой привязанности, забыв, по-видимому, прежнюю подругу...

Ветреница Лола несчастлива в браке; воспоминания о прошлом все чаще тревожат ее сердце. Она терзается раска-яньем, любовь Туридду и Сантуццы причиняет ревнивице несказанные мученья. Она мечтает о тайных встречах с дру¬гом юности... И былая страсть вновь вспыхивает в душе Ту¬ридду. Не в силах противиться чарам обольстительницы, он охладевает к Сантуцце. Разуверившись в любимом, теряя надежду видеть его мужем, обесчещенная девушка близка к отчаянью.
Раннее утро. Луч солнца золотит приземистые построй¬ки живописной сицилийской деревушки. Нынче Пасха, и ве¬реницы празднично разодетых поселян неторопливо тянутся к маленькой церковке, весело поблескивающей на косогоре, неподалеку от дома Туридду. Сантуцце не по пути с подругами. Одинокая и печальная, она направляется к жилищу старой Лючии, матери своего возлюбленного. Погруженная в тягост¬ные раздумья, она не слышит песен и смеха, не замечает ра¬достной приподнятости, царящей в это солнечное пасхальное утро. Возможно ли страстной мольбой воскресить угаснувшее чувство, вернет ли она любимого, свое доброе имя и нехитрое женское счастье?
Сострадательная Лючия ласково встречает Сантуццу. Но сына нет — нынче ночью он отправился за товаром в со-седнюю деревню. Сантуцца знает: Туридду солгал матери. Часом ранее, в сером предрассветном тумане, его видели не-подалеку от дома Лолы. Дождаться возлюбленного, бросить¬ся к его ногам, а если отвергнет — кинуть в лицо ему жесто¬кий укор...
Сантуцца права — Туридду не покидал селенья. Утом-ленный ночными похождениями, парень медленно прибли-жается к родному жилищу. Увидев Сантуццу, он досадливо отворачивается: о чем говорить с постылой женщиной? Сло¬ва бессильны оживить умолкнувшие страсти, мольбы и сле¬зы не вернут любви... Лола, спешащая в церковь, оказывает¬ся невольной свидетёльницей разговора. Исстрадавшаяся Сантуцца не в силах сдержать резких слов- Смущенная-горь-кой правдой услышанного, Лола тихо удаляется. Туридду решительно устремляется вслед за ней. Тщетны попытки Сантуццы удержать любимого — грубым толчком она от-брошена в сторону. «В день Пасхи на тебя проклятье посы-лаю!» — слышится ее крик, перемежающийся громкими рыданиями. Обезумевшей от горя женщине остается одно — мстить.
...Муж Лолы, возчик Альфио, не сомневается в добропо¬рядочности своей супруги. Кощунством кажется простодушному поселянину утверждение Сантуццы— Лола неверна! Однако истинность сказанного подтверждается фактами — их достаточно в распоряжении Сантуццы. Страшен гнев Альфио: «Обидчику не прожить сегодняшнего дня!» — клянется воз-чик, расставаясь с молодой крестьянкой.
Окончено пасхальное богослужение, и крестьяне шум-ной толпой заполняют тесную улочку перед домом Туридду. Беспечен смех, беззаботны шутки удачливого поклонника прекрасной Лолы. Приятели должны осушить с ним бочонок доброго винца, что припасен к празднику старой Лючией. «За тех, кто нам дорог!» — предлагает Туридду, обращаясь к жене Альфио. «За радость и удачи!» —- отвечает та. Ничто не скроется теперь от ревнивого взора возчика. Медленно приближается он к любовникам. Брошен оземь предложен-ный ему стакан. Следуя старинному сицилийскому обычаю, обесчещенный муж и соперник обмениваются легким укусом. Лола в страхе прячется за спины подруг. Ей ясно: один из муж¬чин приговорен к смерти — кровавая месть вступает в свои права».
Туридду прощается с матерью. Она должна обещать сыну, что позаботится о Сантуцце: он — виновник всех зло-ключений, он клялся жениться на девушке...
Вырвавшись из материнских объятий, Туридду спешит за околицу, где его поджидает Альфио.
Объятая ужасом, безмолвствует маленькая деревуш¬ка. Томительно тянется время... И — громкий женский крик прорезает гнетущую тишину: убит Туридду...


Дополнительная информация